Ночь музеев

19 мая 2009 — 30 мая 2009 Андрей Чежин

Андрей Чежин: Пленка – это навсегда

Алиса Ишмухаметова


– Ваш приезд в Уфу – впечатления, ощущения, настроение, что запомнилось

– Признаюсь честно, когда я собирался в Уфу, знакомые мне говорили, что фотографировать будет не очень интересно: в городе, мол, всего одна улица. Но ведь она 11 километров. Мне понравились те места, в которых мы фотографировали во время мастер-класса, теперь общее впечатление о структурированности города присутствует. Времени было немного, поэтому пока общий образ города не сложился.

– В чем неповторимая прелесть провинциальных городов? 

– В основном, думаю, в людях, в их любви к тому месту, где они живут, в их желании сделать это место еще лучше. Конечно же, в сочетании старого и нового, прошлого и настоящего. В Уфе это еще больше подчеркивается написанием вывесок на двух языках, с использованием букв русского алфавита.

– Все считают фотографов слегка сумасшедшими людьми. Это оправданное мнение? 

– Я думаю, это можно отнести к любому творческому человеку, не только к фотографу. Непохожесть некоторых людей на основную массу человечества всегда считалась «отклонением от нормы», но без этой непохожести откуда бы тогда взялось искусство? Недавно в Петербурге мы участвовали в проекте «Записки сумасшедшего», посвященном Н.В.Гоголю – вот где действительно было большое количество необычных людей.

– Что бы вы никогда не стали снимать? 

– Для меня творчество – это игра, фотография тоже. Разные люди играют в разные игры. Есть игры, в которые ты играл раньше, в которые ты играешь сейчас, в которые ты никогда и ни за что играть не будешь. Я всегда говорю, что мне все равно, что фотографировать – важно, как это делать. Я фотографирую все, что шевелится и не шевелится тоже. И вопрос, фотографировать или не фотографировать какую-либо ситуацию, обычно решается – готов или не готов я играть в эту игру, и он решается в каждой конкретной ситуации.

– У каждого фотографа есть любимая фотография и любимая модель. Есть ли они у вас? 

– Мои любимые фотографии – это все, что я выставляю. Если бы они мне не нравились, их бы никто никогда не увидел. Есть любимые фотографы, и их много. Очень важно, чтобы фотограф своим творчеством открыл для меня что-то новое, неожиданное, то, до чего я сам не смог дойти, тогда он становится любимым. А так как я до многого еще не смог дойти, их очень много. Любимая модель – жена Людмила, хотя сейчас я практически не фотографирую портреты. И, конечно же, «кнопка» – это фирменный элемент моего имиджа, с ней я работаю последнее время.

– Чем был обоснован выбор работ для уфимской фотовыставки? 

– Выбор работ осуществлялся совместно с директором галереи «Х-МАХ» Максимом Холодилиным. Нам захотелось как-то встряхнуть публику в уфимскую «Ночь музеев». Выставка посвящена Д.Хармсу, это единый проект, по-моему, он органично писался в пространство галереи и ночное мероприятие с его перформансами, показами мод и танцами. Без сомнения, в следующий раз я готов привезти что-то совершенно иное, новое.

– Какое мнение у вас сложилось об уфимских фотографах?


– За столь короткое время невозможно сложить мнение об уфимских фотографах. Я познакомился только с теми, кто присутствовал на мастер-классах. Интересно, что практически все работают с цифрой, но не забыли как работать с пленкой. И хотя выбор пленок в Уфе небольшой, их еще надо обработать и напечатать, фотографы готовы к экспериментам, к поискам, у них есть желание вырваться из-под власти программ аппаратов. Ведь свобода в творчестве – это возможность уйти от давления всяких программ, возможность обмануть их, сломать заданность параметров.

– Чем запомнилась уфимская выставка? Как вы оцениваете ее организацию?


– Организация выставки была адекватной поставленным задачам. А запомнилась она мероприятиями, проведенными в галерее в «Ночь музеев» на открытии моей выставке.

– Как вы относитесь к возможному запрету всех программ по корректировке фото?


– Во-первых, запретить ничего нельзя, развитие движется к созданию все более совершенных графических программ. Во-вторых, со временем думающий фотограф сам понимает, что он находится в плену неких иллюзий, что с помощью этих программ он может делать все, и чем дольше он находится в этом плену, тем хуже для него. В программах всегда есть заданность; но, по-моему, очень важной является именно непредсказуемость создания изображения, может быть, и сознательно спровоцированной. В-третьих, конечно обрадуюсь. Скольких людей они перекалечили? Люди перестают думать, стремиться к чему-то неведомому, непостижимому. Они знают, что графическая программа сделает за них все, но ведь это бред! В-четвертых, графические программы, естественно, нужны, просто надо их правильно использовать.

– Как вы относитесь к глянцевым изданиям?

– Глянец – это или желтизна, или все одинаково противно. Пока есть спрос, а он, как известно, рождает предложение, глянцевые журналы будут существовать. Я к ним никак не отношусь, с ними не работаю, меня там не печатают. И вообще, я практически не работаю на заказ.

– Многие считают, что гламур и красота – одно и то же…


– По-моему, есть красота со знаком «плюс» и красота со знаком «минус». Красоту со знаком «плюс» нам прививали в совке, я же более приверженец красоты со знаком «минус». Мне всегда интереснее искать красоту в «отвратительном», и от того, как ты это покажешь, станет понятно, красота это или нет. Я, вообще, считаю, что все, что ты делаешь, должно вызывать эмоции. Они могут быть положительными, отрицательными, неважно какими – главное, чтобы не безразличными. Безразличие убивает все, уж пусть лучше негатив, чем пустота.


Гламур не может и не должен быть красотой, для меня это разные категории.

– Пленка – это навсегда?

– У меня – да!

– Чего не хватает современным фотографам?


– Многого всего и сразу. Не хватает интересных идей, которые волновали бы не только их самих, что само по себе очень важно, но и других. Одержимости сделать что-то новое, неизвестное, еще никем не виденное. Использования возможностей, наиболее точно воплощающих задуманное. Желания довести начатое до конца, несмотря ни на что, знаний, понимания необходимости изучать уже сделанное до тебя, а не изобретать велосипед.

– Правда ли, что вы знаете о пленочных фото все?


– Я знаю, что я ничего не знаю. Все знать просто невозможно, да и не нужно. Для меня крайне необходимо решать свои задачи при фотографировании на пленку, и для этого я знаю достаточно, но постоянно пытаюсь искать какие-либо неизвестные мне способы обработки.

– О чем вы мечтаете?


– В основном я мечтаю, когда придумываю свои серии, но реальность всегда привносит свои коррективы и не всегда радостные.


"Горобзор"


Андрей Чежин

Родился в Ленинграде в 1960 году.

В 1982 году окончил Ленинградский институт киноинженеров. Тогда же начал фотографировать. Член ленинградского фото-клуба «Зеркало». Участник фото-группы «ТАК». Участник художественного объединения «Фотоpostscriptum». Организатор и член совета ежегодного фестиваля «Осенний фотомарафон». Директор галереи «ФОТОimage».

Авторские проекты Андрея Чежина: «Я — объект», «Город на ощупь», «Автопортрет 366 дней», «В гостях у Буллы», «Хармсиада», «Невская купель», «Город-текст», «Город-миф», «Альбом для кнопок 1», «Альбом для кнопок 2», «7 платформ АХЕ», «Прозрачные сны», «Я хотел вернуться к тебе и не мог» (к 100-летию со дня рождения В.B. Набокова), «Твое-мое», «Город-призрак», «След ГУЛАГа», «Кнопка и модернизм», «Детский альбом», «Дом свиданий», «Линии жизни», «Матросские сны», «Трансформации взгляда» и многие другие.

Андрей Чежин автор более 60-ти персональных выставок и участник 160 групповых выставках в России и за рубежом. Член Союза фотохудожников России. Живёт в Санкт-Петербурге, работает как free-lance photographer.